Состояние экосистем

Природный комплекс отрогов Восточного Саяна там, где расположен национальный парк, испытывает на себе возрастающее воздействие человека. История формирования его современных экосистем тесно связана с ростом и развитием г. Красноярска и близлежащих деревень, многие из которых уже давно превратились в пригороды.

Освоение территории, на которой расположен нацпарк, началось с золотоискательства, поисков сенокосов, пастбищ, заготовки дров. Велика была роль разных промыслов – охоты, сбора грибов, ягод, ореха. Много древесины требовалось для города, в результате чего сосна и лиственница почти полностью были вырублены. Дальнейшие вырубки по долинам рек Базаихи и Маны сопровождались молевым сплавом древесины. Особенно интенсивно промышленные рубки проводились в военные годы, хотя не затрагивали небольшую территорию уже существовавшего заповедника (ныне национального парка).

В формировании современного облика территории сыграли роль пожары, в первой половине нашего века охватившие значительную часть заповедной территории. По долинам рек Калтат и Б. Слизнева эти пожарища не заросли до настоящего времени и представляют собой каменистые россыпи, покрытые чахлым осинником и кустарниками. Следов ожогов на деревьях нет только на Кайдынском хребте и в верховьях рек Малый и Большой Инжул. Сейчас пожары, как правило, локализованы. Практически все они сосредоточены в рекреационной зоне и возникают по вине туристов.

Район скал-столбов уже более 150 лет привлекает внимание людей. Если вначале из-за труднодоступности и удаленности его посещали только отдельные энтузиасты, то с ростом города скальный район стал доступным и излюбленным местом массового отдыха людей. В начале 1930-х гг. бывало по 6–8 тыс. посетителей в год, а с 1950-х до конца 1970-х – до 300 тыс. В этот период в скальном районе было более 50 избушек и множество стоянок. Это многолетнее и интенсивное рекреационное использование наложило свой отпечаток на состояние природных экосистем.

В Положении о национальном парке закреплено исторически сложившееся разделение его территории на три зоны с различным режимом использования и охраны: рекреационная – открытая для свободного посещения, зона особой охраны и заповедная зона.

Рекреационная зона расположена в ближайшей к городу части. Именно здесь находится основной участок выходов сиенитовой интрузии с наиболее известными скалами, а соседство березняков, осинников, светлохвойной и темнохвойной тайги придает им неповторимый колорит. На эту зону приходится самая большая рекреационная нагрузка. Данный район открыт для посещения как индивидуального, так и группового. Люди чаще всего приходят на один день, небольшая часть посетителей остается на более продолжительное время, ночуя в избушках или на стоянках. В силу природных особенностей и рекреационных традиций нагрузка по территории распределяется в основном линейно вдоль троп. Основные виды нарушений – разведение костров, сбор дикорастущих ягод, грибов, проявления вандализма. Здесь часто возникают пожары. Около популярных скал (Дед, Перья) сеть троп становится гуще, переходя в полностью выбитую площадь, где уничтожен не только растительный, но и почвенный покров. Плотность почвы в наиболее посещаемых местах возрастает на 90%, влагопроницаемость уменьшается в сотни раз. Это способствует образованию временных водотоков, размывающих остатки почвенного покрова, и расширению существующих троп. Одна из острых проблем последнего времени – увеличивающееся количество бытовых отходов. Зона массовых посещений теряет эстетическую ценность, здесь появляются бродячие собаки, крысы, черные вороны (Зырянов, 1983 и др.).

В зоне особой охраны запрещено проведение массовых экскурсий, посещение территории людьми регламентируется администрацией нацпарка. Состояние растительности, за исключением отдельных участков, здесь близко к естественному. Поврежденная площадь невелика. Однако, как и в заповедной зоне, бывают случаи браконьерства, сбора ягод и грибов. Заповедная зона в настоящее время антропогенных нагрузок, как правило, не испытывает.

В целом рекреационное влияние затрагивает менее 4 % всей площади нацпарка. На остальной его территории экосистемы представлены в их естественном виде.

Другим антропогенным фактором, затрагивающим все природные комплексы, является общее техногенное загрязнение. Однако, несмотря на непосредственную близость нацпарка к промышленному центру с ежегодными выбросами в атмосферу до 200 тыс. тонн загрязняющих веществ, в целом состояние его охраняемых природных комплексов можно охарактеризовать еще как удовлетворительное. Такой феномен обусловлен значительным (порядка 550–650 м) превышением большей части территории нацпарка над городом и благоприятным направлением розы ветров.

Оценка экологического состояния среды национального парка при техногенном воздействии основывается на результатах пятилетнего многопланового мониторинга, в течение которого наблюдения велись на 35–45 постоянных точках. Точки, расположенные на расстоянии 10-30 км от юго-западных границ парка, характеризовали ближний фон.

Ежегодно изучалась концентрация 10–15 химических элементов в твердых и жидких осадках, а также в подстилке и корнеобитаемом слое почвы. Выяснено, что в полосе шириной от 5 до 10 км, примыкающей к городу, и местами на вершинах гор концентрация F, Cl, Sr, Al, Ni, S, NO3 в осадках превышает ближний фон в 4–7 раз. В этих же местах в почве концентрация Zn, Ni, Pb, Cr уже достигает 1,0–1,5 ПДК (Коловский, 1997). Кроме того, на вершинах гор выявлены начальные стадии закисления почвы.

Ассимиляционный аппарат дерева, особенно хвойного, является индикатором, чутко реагирующим на загрязнение среды обитания. Установленный наблюдениями сравнительно ровный уровень концентрации макроэлементов в хвое, в том числе и взятой в загрязненной зоне, свидетельствует о том, что деградации растительности пока нет. Такой же вывод следует и из определения показателей содержания эфирного масла хвои и его компонентного состава. Лишь использование лишайников (Usnea longissima, Hipogimnia physodes, Parmelia stenophylla), более чувствительных к загрязнению среды биоиндикаторов, выявило начальные стадии токсического воздействия поллютантов в районах с повышенной их концентрацией, приходящихся в основном на пригородную зону и вершины гор. На большей же части территории лишайники вполне жизнеспособны. Таким образом, национальный парк играет большую положительную роль в сохранении природы этого уголка Восточного Саяна. На космических снимках его территория хорошо выделяется зеленым полуостровом, вдающимся в значительно трансформированные ландшафты Красноярской котловины.

© А.В. Кнорре, А.Н. Зырянов, Е.Б. Андреева, В.В. Штаркер, Т.Н. Буторина, Е.А. Крутовская, Г.В. Кельберг, Д.М. Полушкин, И.К. Погонина, Р.А. Коловский, 1999 г

По всем вопросам вы можете звонить и писать в дирекцию нацпарка.
660006, Россия, Красноярск, ул. Карьерная, 26а